Интервью, которого не было

Анатолий Владимирович Шалагин Автор: Анатолий Владимирович Шалагин

Как и обещал, размещаю тут интервью, данное журналисту одного СМИ. В печать оно не попало. По официальной версии из-за того, что журналист, якобы, неправильно истолковал редакционное задание. Возможно и так. Но возможно и другое — не всем сегодня нравится, когда говорят о патриотизме и истории. Предупреждаю сразу — текст большой…
Интервью, которого не было
— Анатолий Владимирович, среди внушительного перечня Ваших краеведческих работ особое место занимает книга «Именной справочник казаков Оренбургского казачьего войска, награжденных государственными наградами Российской империи». Расскажите, как она создавалась?
— Справочник – результат многолетней работы группы единомышленников, хотя и живущих за тысячи километров друг от друга, но объединенных общей идеей увековечивания имен забытых героев, некогда живших на обширной территории Оренбургского казачьего войска. Начиналось все в 2008 году с выпуска книги «Самоотверженные», в которой воедино были собраны имена казаков только 4-х станиц войска — Березинской, Степной, Кособродской и Михайловской. Над этой книгой мы работали втроем – Владимир Завершинский из Москвы, Владимир Семенов из Оренбурга и Ваш покорный слуга. Выход этой книги, выпущенной довольно скромным тиражом, имел большой резонанс. И не только среди историков и краеведов. Мы получили большое количество откликов от потомков оренбургских казаков со всего света: все просили продолжить поиск и рассказать о подвиге предков. В 2010 году была завершена работа над первым томом «Именного справочника». Он охватывал все станицы третьего военного отдела Оренбургского казачьего войска. В 2011-2012 годах последовательно вышли второй и третий тома, которые соответственно рассказывали о казаках второго и первого отделов. В ходе этой работы наше авторское «трио» стало «квинтетом»: над новыми томами Справочника вместе с нами работали краеведы Валерий Бешенцев из села Кардаилово Оренбургской области и Юрий Козлов из Агаповки.
Апофеозом этой необычной работы стал выход в свет сводного тома Справочника. В нем собраны имена более 10000 оренбургских казаков, награжденных за свои боевые подвиги и гражданские поступки государственными наградами Российской империи. Он охватывает все 53 станицы Оренбургского казачьего войска.
— А какой временной период эти книги охватывают?
— Главным образом период Первой мировой войны.
— Насколько я понимаю, Справочник стал библиографической редкостью?
— Ну это как сказать. Проект изначально не был коммерческим, и в свободной продаже этих книг не было. Весь тираж был передан в районные и школьные библиотеки, музеи и архивы Челябинской, Оренбургской и частично Курганской областей. Поэтому при желании Справочник найти можно.
— Сегодня многие хотят узнать свои корни. Но одного желания оказывается мало, нужно еще знать, где искать? Где можно найти информацию о наших земляках, например, начала ХХ века?
— Основной пласт такой информации хранится в архивах. Но в самом начале поисков важно понимать, какая информация нам нужна? Если речь идет о метрических сведениях, то эту информацию нужно искать в Объединенном государственном архиве Челябинской области (ОГАЧО). Именно там собраны метрические книги большинства церквей и мечетей, которые до революции занимались регистрацией рождений, браков и смертей. А если, например, нужны сведения о самих храмах, то значительный массив документов Оренбургской епархии хранится в Государственном архиве Оренбургской области (ГАОО). Применительно к теме Первой мировой войны поиск сведений довольно сложный. Увы, в региональных архивах документов, посвященных непосредственному участию южноуральцев в боях той войны, немного. Главным образом, полковые и армейские приказы хранятся в Российском государственном военно-историческом архиве (РГВИА)…
— Но ведь не каждый может туда попасть…
— По закону большинство российских архивов открыты для всех. Другое дело, что работа с документами – это особое умение, которое требует немало времени. Сегодня в Интернете можно найти контакты всех архивов, опубликованы порядки получения информации. Поэтому при желании получить необходимые сведения можно. Да и немало информации сейчас публикуется во всемирной паутине.
— Вернемся к теме Первой мировой. Как ее начало отразилось на жизни казачьих станиц? Какие настроения преобладали тогда в обществе?
— Накануне войны казачьи станицы жили мирной жизнью: казаки только вернулись с ежегодных сборов, в разгаре был сенокос, шла подготовка к уборке хлеба… На второй день после объявления России войны в Оренбург поступил приказ военного министра о мобилизации. И все мирные заботы ушли на второй план. Во все поселки и выселки из станичных управ были посланы гонцы с приказами о срочной мобилизации. В станицах служились молебны во славу русского оружия и пожеланиями победы, проводились торжественные построения и митинги. Всех объединяло высокое чувство патриотизма и желание выступить на защиту Отечества. И совсем неслучайно в 1914 году та война официально называлась второй Отечественной: и власть, и общество были едины в порыве защитить свою страну. Патриотические настроения в обществе были столь сильны, что иногда они принимали весьма причудливые формы. Всем известно, что с началом войны столица империи Санкт-Петербург была официально переименована на русский манер в Петроград. Но мало, кто знает, что в первые дни войны наказной атаман Оренбургского казачьего войска генерал-адъютант Н.А.Сухомлинов, выражая волю оренбургских казаков, обращался к императору с просьбой «…снять с войска немецкое название и наименовать его другим именем, по воле и желанию своего Державного Вождя». Также планировалось переименовать на русский лад и Оренбург…
— Анатолий Владимирович, а известно, сколько южноуральцев было призвано на фронт Первой мировой?
— Не могу точно сказать обо всех южноуральцах, ведь на фронт призывались не только казаки, но за период войны Оренбургское казачье войско, прошедшее через сплошную мобилизацию, выставило 18 конных полков, 40 отдельных и особых сотен, отдельный дивизион, 8 конных батарей. Всего на фронт было отправлено свыше 35000 казаков.
— Вы сказали о высоком патриотизме, царившем в российском обществе на первоначальном этапе войны. А известны случаи, когда на фронт уходили те, кто не подлежал мобилизации?
— Да, конечно, такое случалось. И довольно часто. На фронт стремились попасть и безусые казачата, и умудренные боевым опытом ветераны. Так, добровольцами на фронт отправились подхорунжий Звериноголовской станицы 3-го военного отдела, Георгиевский кавалер, награжденный в период русско-японской войны, Николай Петрович Пономарев, 62-летний казак Березинской станицы 2-го военного отдела Иван Тимофеевич Труфанов, награжденный знаками отличия Военного ордена 2, 3 и 4 степеней еще за среднеазиатские походы и многие другие.
— А в каких боевых операциях пришлось принять участие нашим казакам?
— Вообще, Первая мировая война показала, что роль конницы, а казаки – это, прежде всего, кавалеристы, кардинально изменилась. Если раньше она была одним из основных видов войск, то с развитием огнестрельного оружия, авиации, да и с применением отравляющих веществ кавалерийские части стали играть вспомогательную роль. Тем не менее, казачья кавалерия в тот период прекрасно проявила себя в разведке и обеспечении безопасности передислокации других воинских соединений. Оренбургские казачьи полки, шедшие лавой на противника, вызывали ужас у неприятеля. Поэтому совсем неслучайно наших земляков привлекали к выполнению опасных операций и заданий.
Если говорить о конкретных боях, то следует упомянуть Галицийскую битву, развернувшуюся на громадной территории в августе-сентябре 1914 года. В результате этого грандиозного сражения русская армия овладела восточной Галицией и Буковиной, захватила город Львов и осадила крепость Перемышль. В бою у Ярославица отлично проявил себя 1-ый Оренбургский казачий полк, сформированный из казаков 2-го и 3-го военных отделов. За этот бой более 30 казаков полка были представлены к награждению Георгиевскими крестами и медалями. И это неслучайно — казаки проявляли стойкость и героизм. Например, казак Березинской станицы Федор Ильин «… раненный пулей в спину оставался в строю и предупредил обход сотни с правого фланга», а казак той же станицы Василий Кожевников «… во время атаки личным примером храбрости увлекал казаков в рукопашной схватке». К началу декабря 1914 года Георгиевскими крестами 2, 3 и 4 степеней было награждено уже 146 нижних чинов 1-го полка.
Принимали участие наши казаки и в Варшавско – Иваногородской операции. Особо отличился 16-ый Оренбургский казачий полк, сформированный из казаков второй очереди 2-го военного отдела. За бои при форсировании рек Висла и Сан, а также за героизм, проявленных в боях на левом берегу р. Висла, Георгиевскими крестами и медалями были награждены более 20 казаков полка. В этой же операции проявила себя и вторая сотня Лейб-гвардии сводного казачьего полка, в составе которой служили оренбургские казаки.
Сформированный из казаков второй очереди 3-го военного отдела 12-ый Оренбургский казачий полк входил в состав 11-ой (Блокадной) армии и принял участие в боях за австрийскую крепость Перемышль. 14 декабря 1914г. в адрес оренбургского губернатора Н.А.Сухомлинова из штаба 11-ой армии поступила такая телеграмма: «Во вчерашнем бою, в горах, вторая и четвертая сотни 12-го полка атаковали в конном строю противника в окопах и всех искрошили. Командующий армией назначил по пять крестов на сотню».
Мало известен современникам Кавказский фронт. А ведь и там шли ожесточенные бои. И там тоже проявили себя наши казаки-артиллеристы. За героизм, проявленный в Сарыкамышском сражении, проходившем в условиях зимнего высокогорья, 20 оренбургских казаков были награждены Георгиевскими крестами и медалями, а 7 человек — серебряными медалями «За усердие»…
— А в знаменитом Брусиловском прорыве наши казаки принимали участие?
— Конечно. Практически все части Оренбургского казачьего войска, воевавшие в составе Юго-Западного фронта, были задействованы в Луцком, или, как сейчас принято говорить, Брусиловском прорыве. За свой героизм, проявленный в те дни, сотни оренбургских казаков были награждены Георгиевскими крестами. Причем, нередкими были случаи, когда награждение шло целыми группами. Так, по 18-му Оренбургскому казачьему полку к награждению Георгиевскими крестами были представлены казаки Березовской станицы Василий Синельников и Василий Булатов и казаки Ключевской станицы Трофим Величков, Иван Хлуденев, Прохор Зверев, Николай Чигвинцев и Петр Иванов за то, что «… находясь на передовом пункте, будучи окружены со всех сторон превосходными силами противника и обстреливаемы сильным огнем, все время отстреливались и в конце концов бросились в атаку и лихо пробились, а потом присоединились к штабу дивизии…».
— Анатолий Владимирович, судя по Вашим примерам, героизм был массовым?
— Судите сами: за весь период войны Георгиевскими крестами и медалями, а они вручались только за конкретные боевые заслуги, были награждены не менее 6574 казаков, призывавшихся из поселков, располагавшихся на территории современной Челябинской области. Не менее 664 наших казаков были награждены медалями «За усердие».
— А сколько среди награжденных казаков было полных Георгиевских кавалеров?
— Не менее 125. И это опять же только по второму (Верхнеуральскому) и третьему (Троицкому) военным отделам. Среди имен полных Георгиевских кавалеров следует особо упомянуть Пашнина Ивана Васильевича из Миасской станицы, Пономарева Николая Петровича из Звериноголовской станицы и Пономарева Василия Дмитриевича из станицы Ключевской – все они имели по два «полных банта». Если провести параллель с советской наградной системой, то в определенном смысле этих казаков можно назвать дважды Героями Советского Союза.
— Любая война – это жертвы. Известна ли цифра потерь Оренбургского казачьего войска?
— Да, такие цифры известны: 767 казаков погибли, 3053 человека были ранены и контужены. С учетом штатной численности казачьих формирований можно констатировать – в боях пал целый полк! А еще пять полков получили увечья.
— Печальная статистика. В связи с этим возникает вопрос — почему Россия проиграла ту войну?
— Она ее не проигрывала. Боевые действия были остановлены по решению новых властей. Почему так произошло – тема отдельного разговора. Скажу лишь, что в 1917 году страна оказалась в сложнейшем экономическом и социально-политическом кризисе. Не будь этого, война для России была бы победоносной. В этой связи невольно всплывает тема роли так называемой «пятой колонны», существовавшей в России накануне и в ходе войны. Почему-то сегодня принято говорить об особой активности большевиков в то время. Мол, это они привели к деморализации русской армии. Я понимаю, для чего это делается, но правда состоит в другом – лодку раскачивали главным образом кадеты. Они ее и раскачали до катастрофы.
— Да, поучительный урок. А как сложились судьбы участников войны, которая в историографии и сейчас называется великой?
— По-разному она сложилась. Пока шла война, казачье войско было единым. Вместе казаки и домой возвращались. А потом Оренбургское казачество было втянуто в братоубийственную гражданскую войну, расколовшую всех и вся. Герои Первой мировой встали по разные стороны. Немало Георгиевских кавалеров ушло под знамена Колчака и Дутова, но много Героев Первой мировой было и на стороне «красных». Следует отметить, нередкими были случаи насильственной мобилизации с обеих сторон. Но все же большинство казаков, особенно прошедших войну, были идейными. В этой связи показательна судьба полного Георгиевского кавалера Красильникова Дмитрия Евстигнеевича из Березинской станицы. С началом гражданской войны он добровольно пошел служить в армию атамана Дутова, командовал сотней, дослужился до звания хорунжего. А в марте 1919 года он вместе с возглавляемой им сотней перешел на сторону «красных» и в дальнейшем командовал 1-ой Туркестанской отдельной бригадой. Громил остатки армии Дутова и воевал с басмачами, за что был награжден орденом Красного знамени и орденом Красной звезды Бухарской Республики. Даже после гражданской войны в родной Березинской станице Красильникова считали «беляком», ушедшим с Дутовым в Китай. И так думали очень долго. Истина была восстановлена только в наши дни.
Или судьба упомянутого уже Пашнина Ивана Васильевича из Миасской станицы. Она тоже могла бы лечь в основу какого-нибудь исторического романа. В годы Первой мировой войны он служил в 3-ем Оренбургском казачьем полку, стал первым в казачьих частях и кавалерии, кто имел два «полных банта». В годы гражданской войны воевал на стороне «белых». После разгрома белого движения эмигрировал в Китай. В 1936 году вернулся в СССР, работал рядовым возчиком на консервном комбинате. А 38-м его арестуют и расстреляют, как врага народа…
Вот такие судьбы. И каждая из них полна героизма и трагедии.
— Спасибо, Анатолий Владимирович, за столь содержательную беседу. Думаю, уроки той войны важны для современной России как никогда.
— Важны. Но, увы, у нас привыкли учиться не на чужих ошибках, а на своих. Историю нужно помнить всегда. И уважать ее нужно, какой бы горькой и трагичной эта история не была. И важно помнить, что историю творят люди. Каждый миг, прожитый нами, это тоже история. И от того, как мы живем, будет зависеть жизнь наших потомков.