Несбывшийся шанс Челябинска)))

Гаяз Самигулов Автор: Гаяз Самигулов

Эта статья представляется довольно занятной, в связи с упорно пропагандируемой версией о том, что якобы Челябинск (и Троицк) стояли на некоей «северной ветви» Великого шелкового пути. В доказательство обычно приводят верблюда на гербе Челябинска. Других доказательств просто не существует, а верблюд на нашем гербе появился в связи с совершенно другими обстоятельствами (о чем как-нибудь в отдельном посте). Увы, Великий шелковый путь проходил гораздо южнее, что вовсе не означает отсутствия в наших краях исторических путей. Просто к пути шелковому они имеют косвенное отношение. Ну а рассказ, приведенный ниже, как раз о том, как чуть было Челябинск не стал центром торговли со Средней Азией…
В далеком 1743 году начальник Оренбургской комиссии и будущий создатель и первый губернатор Оренбургской губернии Иван Иванович Неплюев предложил окончательно перенести в Челябинскую крепость центр Исетской провинции. В числе прочего он предполагал организовать здесь ярмарку: «…новоучрежденной с Сибирской стороны по Оренбургской линии ярманке быть определено по способности к торгам в Челябинской крепости…». Причем известно, что ярмарка здесь не сложилась – в документах 1760-х годов совершенно конкретно говорилось, что никакой ярмарки в Челябинске не было: «В Чилябинской крепости знатных ярманок не бывает, но токмо гостинной двор деревянной имеетца и с товарами… Учрежденного ж торгового дня в торговле не имеют, но торгуют и каждой день, кому как случитца, а в базаре торг имеют потому ж небольшой, но всякой день, а более в воскресной»; «Во оном городе Челябинску, ярманок не бывает, а торгуют Челябинское купечество на гостинном дворе обыкновенно в каждые дни».
Вроде бы ясно, хотел Иван Иванович Неплюев ярмарку в Челябинске организовать, не очень получилось, ну и ладно. Но в процитированном первым документе есть интересный оборот: «по способности к торгам» – то есть считалось, что Челябинская крепость имела какие-то преимущества, которые и определяли, что именно здесь надо организовывать торговлю. Именно это вызывало у меня недоумение – ну не было у Челябинской крепости преимуществ перед другими крепостями ни в плане расположения, ни в платежеспособности населения. Однако, недавно нашел пару документов, которые объясняют, что же имел в виду И.И. Неплюев под «способностью к торгам», так же и то, почему автор вскоре охладел к своей идее и сосредоточился на организации меновой торговли у Троицкой крепости.
8 мая 1742 года «От имеющаго главную команду Сибирскую сторону над войски полковника Павлуцкого в канцелярию Главного правления Сибирских и Казанских заводов. Понеже ныне в Чилябинскую крепость прибыли для торгу киргис-кайсаки (казахи – Г.С.) и з собою привезли для мены на товары: лисиц триста, корсаков двести, волков тридцать, лошадей пригнали семьдесят. И купцы для оного в той Чилябинской крепости быть потребны, того ради канцелярии… сей промеморией почтенно представляю дабы она благоволила в Екатеринбурхе имеющимся купцам объявить и ежели кто пожелает с вышеозначенными киргисцами торговатца, то б оныя приезжали в Чилябинскую крепость». О конкретных результатах неизвестно, но правление заводов ответило, что «Гостиного двора старосте тож де объявлено с подлинною и велено здешним лавшникам объявить – ежели они желают с киргис-кайсаками торговатца, то б, получа от команд своих позволения для торгу, ехали в Челябинскую крепость и канцелярия Главного заводов правления о вышеписанном да благоволит учинить по ЕЯ ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА указу».
Итак, в 1742 году при Челябинской крепости производится меновой торг. Можно предположить, что происходит он не в первый раз, слишком обыденно протекает переписка – Павлуцкий написал, что надо бы направить купцов для торговли и Главное правление заводов тут же выполняет эту просьбу и шлет ответное сообщение полковнику. Вполне объяснимо и то, почему казахи ехали именно к Челябинской крепости. Во-первых, Уйской пограничной линии с крепостями Троицкой, Крутоярской, Степной, тогда еще не существовало и выбирать можно было из Миасской, Челябинской и Еткульской крепостей.

Фрагмент карты Исетской провинции, составленной летом 1742 года. Крепостей на реке Уй еще нет. А Челябинска крепость самая большая из построенных и наиболее плотно застроенная — на фотокопии получилось сплошное черное пятно, в отличие от других крепостей.

Во-вторых – из этих крепостей Челябинская выделялась тем, что именно здесь в период 1739–1743 годов летом располагалась Исетская провинциальная канцелярия и штаб полковника Павлуцкого. Напомню, что поначалу (в 1737 году) местом расположения Исетской провинциальной канцелярии была определена Чебаркульская крепость, но в июне 1737 года было «велено быть зимою в Теченской слободе, а летом в новых крепостях». Судя по разным документам, местом летнего квартирования провинциальной канцелярии обычно выбиралась Челябинская крепость. Ну а казахам логично было приезжать сюда, поскольку вопрос с торговлей быстрее решится, если начальство находится поблизости.
Похоже, именно наличие меновой торговли И.И. Неплюев посчитал фактором, определяющим организацию ярмарки в Челябинской крепости. Под ярмаркой понимался именно меновой торг. Мы это еще увидим на примере Троицкой крепости. И то, что по документам 1760-х годов никакой ярмарки в Челябинске не было, тоже вполне объяснимо – была образована Уйская пограничная линия и проход внутрь Оренбургской губернии для казахов был постепенно закрыт. Но более важным фактором было то, что на перекрестке древних торговых путей была поставлена Троицкая крепость, и постепенно меновая торговля концентрируется возле нее. Точнее, торговля «уходит» к Троицкой крепости практически сразу после ее постройки, о чем свидетельсвуют документы:
В 1745 году в указе Исетской провинциальной канцелярии сообщалось: «Сего сентября от 5-го числа, имеющий команду на Уйской линии премьер-майор Пекарский промеморией, сюда предъявленной минувшего июля 15-го, и по посланным отсель указам для мены с приезжающими киргиз-кайсаками при Троицкой крепости, здешней провинции купцов явилось только три человека почти без всего, а киргизцев довольно…». То есть в 1745 году меновая торговля при Троицкой крепости уже велась, но приехало мало российских купцов и практически без товаров. В августе 1746 г. командующий Уйской линией подполковник П. Бахметев прислал в Исетскую провинциальную канцелярию сообщение о том, что «приехавшие де к нему кочующих по сю сторону Тобола, на речке Каяте, киргиз-кайсаков (казахи – Г.С.) /коих де тут немалолюдно/ киргизы, два человека, просили мены, чего для, по силе Ея Императорскаго Величества Указов и позволено им приезжать в сентябре в первых числех и на баранов хлеб менять». После этого провинциальная канцелярия, по просьбе Бахметева, разослала по территориям провинции указы о том, что желающие менять с казахами хлеб на баранов (но ничего другого) должны приехать в первых числах сентября к Троицкой крепости. Можно предположить, что эта практика стала постоянной, и встал вопрос о расширении ассортимента товаров. В 1750 г. И.И. Неплюев и А.И. Тевкелев организовали пробную меновую торговлю при Троицкой крепости в течение всего теплого времени года, а точнее восьми месяцев, уже не ограничиваясь хлебом. Товары для торговли были привезены из Оренбурга, где меновая и ярмарочная торговля к этому времени уже существовала. За восемь месяцев было получено пошлин на 9000 рублей, а кроме того, выменяно приличное количество серебра. Уже в январе 1751 г. губернатор И.И. Неплюев и бригадир А.И. Тевкелев входят в правительствующий Сенат с представлением о том, что «для произведения с киргиз-кайсаками торгу и мены, сверх Оренбургской, в Троицкой крепости, торг и мену необходимо учредить определено».
Таким образом, возникшая было «ярмарка» при Челябинской крепости вскоре заглохла и стала активно развиваться ее преемница при крепости Троицкой. Слово «ярмарка» я взял в кавычки, поскольку была она не совсем обычной. Традиционные торжища длились не больше месяца (обычно 3–7 дней) и назывались по имени святого, либо православного праздника, к чьему дню было приурочено открытие ярмарки. Меновая торговля при Троицкой крепости (позже при городе Троицке) продолжалась все теплое время года и четко определенного дня открытия не имела, многое зависело от того, насколько ранней или поздней была весна. Приходится постоянно сталкиваться с утверждением: меновая торговля в Троицке начиналась 1 июля и заканчивалась 1 октября. Возможно, в какое-то время такое распоряжение и было издано, но с точки зрения здравого смысла оно весьма хромает – если казахи со скотом как раз в это время и находильсь на северных пастбищах, то есть недалеко от реки Уй, то вот торговцам из Средней Азии добраться к этому времени было нереально – степи давно выгорели и каравану пройти по ним было непросто. Торговля должна была начинаться весной, караваны шли из Бухары, Ташкента и других городов по первой траве и приходили к Троицку не позже начала июня, а обычно к маю.
В общем и та ярмарка в Челябинской крепости, которую пытался организовать И.И. Неплюев, видимо, имела такой же характер менового торга и сошла на нет после постройки Троицкой крепости. Поэтому и не встречаем мы в документах середины XVIII века упоминаний о какой-либо ярмарке в Челябинске.
А когда и как появилась в Челябинске Никольская ярмарка — в следующей серии