Преображение Кыштымского завода, или сказки о «Кыштымском звере»

Гаяз Самигулов Автор: Гаяз Самигулов

В 1809 г. Кыштымские и Каслинский заводы покупает у наследника Никиты Никитича, Петра Григорьевича Демидова, вольский купец 1-й гильдии Лев Расторгуев. Возможно, главное здание усадьбы в Кыштымском заводе начали перестраивать еще в самом начале XIX в., очертания дома на плане 1806 г. отличаются от того, что показано на планах XVIII в.

Господский дом после перестройки. Рисунок 1840 года.
Господский дом после перестройки. Рисунок 1840 года.

Но полномасштабная реконструкция здания произошла, видимо, при наследниках Л. Расторгуева, в тот период, когда заводами управлял Григорий Зотов. Дом, теперь уже Расторгуевых, стал на этаж выше, расширился. Оформление его обрело черты классицизма – направления, господствовавшего в то время в российской архитектуре. Причем старое здание не было снесено, оно было использовано как основа. В новом доме центральный зал первого этажа имел сводчатое перекрытие – с большой долей вероятности этот облик зал сохранил с XVIII в.
Имя архитектора, создавшего новый облик здания, не известно. Было высказано предположение, что автором проекта мог быть Малахов, но подтверждения этому пока не найдено. Известная исследовательница городов-заводов Р. Лотарева предложила версию, что автором усадьбы Харитонова (зять Расторгуева) и господского дома в Кыштыме является К. Адамини, но основания у этого предположения более, чем зыбкие. Так что и здесь сплошные загадки…

Заводской госпиталь
Заводской госпиталь. Рисунок 1840 года. Очевидно, в 1837 году он уже действовал. В то время там «хозяйничал» медико-хирург Тарасов.

В то же время, на другой стороне пруда, было построено здание заводского госпиталя. Двухэтажный дом с колоннадой на всю ширину парадного фасада, с двумя небольшими флигелями, расположенными симметрично, по обе стороны здания. Флигели с главным зданием госпиталя зрительно объединяла каменная ограда. Комплекс госпиталя служил своеобразным «отражением» господского дома на другом берегу пруда – отражением немного упрощенным, уменьшенным, но повторяющим «прототип» в основных, узнаваемых, деталях.

Фасад Верхне-Кыштымского завода
Фасад Верхне-Кыштымского завода. Рисунок 1880 года. Чтобы была идентичная времени Григория Зотова ситуация — «уберите» боковые корпуса, те, что по сторонам ограды — центральная часть из того времени.

И еще один архитектурный комплекс, который сложился в центре Кыштыма в тот же период – здания Верхне-Кыштымского завода. Сама специфика заводских построек накладывает ограничения на оформление их фасадов. Тем не менее, если мы посмотрим на изображение фасада Верхне-Кыштымского завода второй половины XIX в., то должны будем признать, что общая стилистика оформления зданий тяготеет к классицизму. Верхне-Кыштымский завод вовсе не был в этом отношении исключением, многие заводы в этот период были перестроены и оформлены в соответствии с архитектурными тенденциями своего времени. Но далеко не каждый завод мог предъявить миру своеобразный ансамбль каменных зданий, построенных в стиле классицизма: господский дом, госпиталь и завод.

Фрагмент плана завода
Фрагмент плана завода 1840 года: «а» — завод, «в» — госпиталь, «Г» — господский дом.

Все это было построено в тот период, когда заводами управлял Григорий Зотов. Человек, который воссоздал пришедшие в упадок заводы. Человек, которого с весьма нелегкой «руки» Д.Н. мамина-Сибиряка называют «кыштымским зверем». Самое печальное, что художественное произведение стало основой для восприятия фигуры Зотова даже историками. Полный бред. Я у кого-то из коллег прочел несколько лет назад, что мол когда Зотов был крепостным, то поднял Верх-Исетский завод, а когда стал сам практически хозяином, то напрочь забыл свои былые устремления и ничего на Кыштымских (точнее Каслинских) заводах не сделал. То есть, человек даже не попытался разобраться — так ли это. На сайте Центрально городской больницы г. Кыштыма излагается такая версия:

«16 лет (1830-1846 г.г.) шло строительство госпиталя в г. Кыштыме. Построенный по проекту замечательного крепостного архитектора Александра Петровича Чеботарева, Кыштымский госпиталь был одним из лучших на Урале. И хотя по замыслам и своему назначению он должен быть стационарным лечебным учреждением, на деле же этого не случилось. Наследники Расторгуева использовали помещение госпиталя для развлечения господ, а его надворные постройки – под квартиры и мастерские. Забота господ – заводчиков о здоровье рабочего человека носила чисто формальный характер и медицинская помощь больным, по-прежнему, в основном, оказывалась на дому, и при тяжелых заболеваниях рабочие заводов были лишены даже того примитивного стационарного лечения, каким мог бы располагать построенный, но бездействовавший госпиталь».

Я не знаю, откуда они взяли информацию, видимо из какой-нибудь статьи , написанной под влиянием баек…
В Атласе завода 1840 г. госпиталь уже показан, причем с планом, где обозначены назначения помещений и размещение кроватей. В 1837 году госпиталем заведовал медико-хирург Тарасов, а при госпитале работали и обучались несколько лекарских учеников и школьников. В этом же году крестьянин кабанщик Куренков, повредивший во время заготовки леса для отжига угля руку пролежал в госпитале 10 недель. В общем, госпиталь работал. И построен он был, судя по всему, уже к 1837 году.
В общем, Мамин-Сибиряк, в данном случае наделал дел, практически перечеркнув все, что было сделано хорошего в период 1820-1830-х годов на Кыштымских заводах. Я не хочу сказать, что все было чудесно — хватало и мрачных сторон. Но если у кого-то из вас хватит желания и сил посидеть в архиве и сравнить материалы по Кыштымским и, скажем, Сергинским заводам, или Невьянскому, то повод для размышлений явно бы появился… Хотя и он просто пошел в «струе», отношение к Зотовым было создано за полтора десятка лет постоянных инспекций, проверок и др. Самая известная из них — комиссия под руководством графа Строганова, в 1827 году.. Мощнейший прессинг, под который попали наследницы Расторгуева, а в первую очередь муж одной из них — Харитонов, и свекр другой — Григорий Зотов, объяснялся просто. Они оба были старообрядцами.