С.Тачалов «Рукотворное море»

kp74ru Автор: kp74ru

rybinsk7ЖЕМЧУЖИНА РОССИИ

О Волга!.. колыбель моя!
Любил ли кто тебя, как я?
Н. А. Некрасов. НА ВОЛГЕ

Над этими чудесными словами Николая Алексеевича Некрасова задумывается каждый житель волжского побережья. И это не мудрено. Русский народ издавна с любовью называл Волгу красавицей, матушкой, кормилицей. Сложил про нее задумчивые песни, вольнолюбивые легенды. Отдавая дань уважения великой реке, накрыл родничок с библейским названием Иордань теремком-часовенкой и поставил торжественную арку с надписью: «Исток реки Волги».

Едва приметный ручеек, торопливо журча, словно расспрашивая дорогу, переливаясь с камешка на камешек, перебегая с переката в плес, мимо моренных гряд и холмов, направился в далекий путь.

Первый приток Волги — Персианка ускорил дыхание ручейка. Ржаные поля, голубые переливы льна, корабельные рощи и чащобы чернолесья охраняли ‘его в нелегкой дороге. Собирая дождевые и грунтовые воды, Волга наливалась силой.

Оставляя про запас воду в озерах Стерж, Вселуг, Пено и Волго, она окрепла и ринулась в наступление. Около сотни ручьев вливается в Селигер — красивейшее озеро волжского верховья. Одна Селижаровка вышла из этого озера на свиданье с Волгой и передала любимой сестре в приданое все свои сбережения.

Теперь Волга не речка, а река. С каждым километром она глубже врезается в долину, берега становятся круче, выше и все дальше уходят друг от друга. В появившейся водной глади загуляли отражения облаков, и затерявшийся где-то ветер нет-нет да и налетит, и покроется поверхность воды рябью, словно рыбьей чешуей.

На обрывистом берегу раскинулась небольшая деревушка. В куполах вековых берез спрятались маковки старенькой церкви. На косогор забралась ветряная мельница, скрипит одряхлевшими крыльями, заглушая отдаленный крик коростеля. На пойме реки пасется стадо, и голосистый рожок пастуха тревожит сердце.

Обвис полотняный парус. Рыбаки тянут невод. От стогов на лугу разносится задушевная многоголосая песня. Багряная заря кладет густые тени в укрытые заводи, к отмелям кос, золотит темные головки рогоза в зарастающих старицах.

А что на Волге творилось весной! Растопленные солнечными лучами сходили снега, заполнялись водой овраги. Кругом шумели ручьи. Все было в движении.

Ноздреватые льдины, с оглушительным треском растолкав друг друга, терялись в широких разливах, собирались вместе вновь и строили заторы на крутых поворотах. Проплывал обрывок унавоженной зимней дороги, а за ним — дрова из смытой где-то поленницы.

Особенно широки разливы были в журавлином краю — в Молого-Шекснинском междуречье. Затоплялись не только берега, но и леса, дубовые рощи, деревни, раскинутый по пригоркам. Месяц и более стояли в воде. Кончались занятия в школах. Во многих из них в классах плавали парты. У крылец магазинов возникали причалы юрких лодок. Жалобно мычала скотина, загнанная на повети.

Все труднее Волге удерживать свой строптивый нрав в меженных берегах. То она выливалась на пойму, то с ходу обрушала берега, в озорстве развешивала прошлогодний мусор на затопленные кусты бечевника. Юлила по древней долине, пыталась свернуть в меандры или спрямить свой путь через очередную луку.

Весеннее небо словно вымыто половодьем. В его безбрежной синеве курлыкает журавлиный клин, спешащий к излюбленным местам гнездовья.

Каждое половодье на берег выходил народ. Взрослые и малые с нескрываемой радостью смотрели на свою любимицу — мать русских рек. За ледоходом и половодьем шла весна. Ее всегда ждали как праздник, как большую радость.

Опояшет побережье реки белопенная черемуха. Цветастый ковер покроет луга. На пригорки высыпала земляника. Колосится рожь. Недолго и до первых грибов-колосовиков.

Успокоилась река, вернулась в свое меженное русло. Теперь она величава, как человек, осознавший свою силу. Течет неторопливо, любуясь широкими полями, зелеными дубравами, ласково шепчется с прибрежными ракитами, отражая в зеркально! прозрачной воде затушеванные картины побережья.

…Остались позади сотни километров. Город за городом глядится в прозрачные воды реки. Красные и белые бакены обозначили извилистый фарватер. На берегу у крутых поворотов реки стоят игрушечные избушки бакенщиков с крестами и шарами на полосатых мачтах. Вырвавшись на среднерусский простор, Волга стала труженицей.

С каждым километром, с очередным притоком мощь реки растет, множится. Теперь кажется странным, что там, под торжественной аркой, у деревни Волгино Верховье, в маленьком родничке родилась именно эта река, которая прошла мимо Калинина, Углича, Рыбинска, Ярославля, Горького и ушла дальше к седому Каспию.

Сто тридцать две реки впадают в Волгу. Семь тысяч их притоков, как пчелы мед на лугу, собирают для Волги воду с площади волжского бассейна. Эта площадь огромна. Она больше территории ряда государств Европы, вместе взятых. Взгляните на карту. Синие прожилки рек волжского бассейна, как крона мощного дуба, разлеглись на территории Европейской части Советского Союза.

Долог и длинен путь Волги. Она самая крупная река Европы, бесценный дар, краса и диво природы, жемчужина России. Начинается она в зоне смешанных лесов, а в нижнем течении протекает в степях.

…История Волги уходит в глубокое прошлое. Создали ее воды тающих льдов ледникового периода. Долго она промывала гряду за грядой, разыскивая свой путь в Каспийское море.

Она помнит на своих берегах костры первобытного человека, городища наших далеких предков. Дары речных вод, благоухающие поймы, примыкающие к ним леса привлекли к Волге внимание первых поселенцев из племен меря и весь. Несколько позднее на берегах Волги обосновались славяне-кривичи.

Пришельцы расчищали кондовые боры под пашню, ловили мережами рыбу, ходили один на один на медведей. На стрелках рек строили поселения-крепости и под набатные колокола в смертельных схватках защищались от набегов иноплеменников,

На утлых челнах-долбленках поселенцы общались с соседними дружественными племенами, обменивая излишки продуктов земледелия, ремесел, охоты. С риском для жизни пускались в дальние плавания.

Первые смельчаки обнаружили, что Волга, раскинув свои рукава, впадает в бессточный водоем, не имеющий связи с Мировым океаном. Они искали и находили места, где реки двух соседних бассейнов близко подходили друг к другу, по суше волокли свои суденышки, стремясь попасть в Балтийское, Черное и Белое моря.

По изведанным смельчаками водным дорогам плыли хазары, персы, греки. Везли шелка, бархат, восточные пряности. Шли по Волге, Дону, Днепру; преодолевали по суше Валдайскую возвышенность, тянулись к господину Великому Новгороду. Навстречу им плыли новгородцы, литовцы, скандинавы. Шел обмен на лен, пушнину, мед, деготь.

Шумели ярмарки на пойме у Холопьего городка на Мологе. Крутились карусели, скоморохи зазывали людей в свои балаганы. Окрестное население варило медовый сбитень и поило им торговый и гуляющий люд из многоведерных самоваров. Какого только товару не было на этих ярмарках: от глиняной свистульки до шкурок соболя и бобра, от восточных чудинок до расшитых рушников!

В лесах междуречья Волги и Оки рос городок Москва — будущая столица Русского государства. Москва собирала пошлину от пришлого торгового люда, приторговывала сама и исподволь объединяла поселения в единое государство россов.

С возникновением Московского государства еще больше выросли экономическая роль приволжских земель и транспортное значение Волги. Для защиты Москвы на Волге и ее притоках росли крепости, монастыри, города. Но еще задолго до основания Москвы ,на стрелке Волги и Шексны появилось поселение, давшее начало городу Рыбинску.

Страница: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25