Мтеки:

Казахстан

Сокровища сакских курганов

1-sakkurgan3Сакские курганы созданны в V-VI до н.э. веках племенами саков, населяющих в то время территорию Казахстана. Курганы встречаются в большей части страны, но наибольшее их скопление наблюдается в районе озера Иссык. (далее…)

Южный Казахстан на майские 2014

Протяженность маршрута: 4 900 км
Даты: 1-10 мая.

Нитка маршрута: Новосибирск — Караганда — Бектау Ата — Балхаш — Тургеньское ущелье — оз. Кольсай — Чарынский каньон — горячие источники за Чунджей — китайская мечеть в Жаркенте — Поющий Бархан — горы Актау — Аягоз — Усть-Каменогорск — Змеиногорск — Новосибирск.

Общий пробег 4900 км.
Финансы — 36 000 руб.
Экипаж — я, жена, ребенок 10 лет.
Автомобиль — Субару XV 2,0.
Бензин — 95,92.
Ночевки — турбазы, гостиницы.
Рекомендую маршрут для семейного комфортного путешествия.

Южный Казахстан

…Вернулись домой в субботу уже после полуночи. В воскресенье началась депрессия. Сегодня понедельник, немного отходит… Значит, хорошо съездили)).

1 мая как всегда в таких случаях проспали и выехали из Новосибирска по направлению в Караганду только в 8-00. Я боялся, что на границе может быть очередь и, вспоминая свой предыдущий опыт, когда провел на границе в Карасуке 6 часов, решил ехать через Кулунду. Возможно, спорное решение. В итоге границу прошли за 2 часа. Под Павлодаром первый раз остановили бравые гайцы для проверки документов. Вопросов не возникло. В 23-00 финишировали на квартире у знакомых в центре Караганды. Устроили небольшой французский ужин (4 бутылки вина) и спать.

2 мая поменяли деньги, купили симок и стали списываться с двумя экипажами из Челябинска и Сургута, каждый из которых шел своей дорогой к Балхашу. Где то там на озере мы заранее договорились встретиться.

Пробег за день получался небольшой, было время заехать на небольшой горный массив Бектау Ата за 60 км до Балхаша. Покрутившись туда-сюда, мы заехали прямо в пионерлагерь, где оставили авто и пошли пешочком прогуляться по местным скалам.

Хватило нас на час. После очередной атаки комаров, от которых у нас не было никакой защиты, кроме точечных показательных убийств этих присосавшихся гаденышей, мы быстренько вернулись в машину, заперли все окна и двери и наконец, облегченно выдохнули. Враг отступил обратно в горы.

Перед городом Балхаш остановились в знакомой по прошлогоднему путешествию гостинице, где наконец все три машины воссоединились.

Южный Казахстан

Бектау-Ата

Бектау-Ата

Бектау-Ата

Бектау-Ата

Бектау-Ата

Бектау-Ата

Бектау-Ата

3 мая утром я проснулся и вышел на улицу, чтобы проверить перекресток, на котором в прошлом году меня останавливали гаишники. Как и в прошлый раз, они были на месте. Начал обдумывать план объезда, так как не хотелось врать про «да вы что, товарищ милиционер, да не капли», но навигатор и внешнее наблюдение ничего не дали. Побрившись начисто и освежив внешний вид я тронулся от гостиницы и с каменным лицом проехал мимо скучающего гайца.

В середине дня нашли отличный сверток к Балхашу, где ребенок искупался в сибирском стиле (то есть заскочил и выскочил) и купили копченого жереха у одной из многочисленных групп продавцов вдоль трассы. Потом пожалел, надо было брать больше.

Балхаш

Балхаш

Балхаш

Остальная часть пути до Тургеньского ущелья запомнилась следами ковровых бомбежек по дороге за Бурбайталом и приближением Заилийского Алатау. К слову, я проникся большим почтением к этим горам, так как в отличие от того же Балхаша или Бектау-Ата они оказались способны обезоружить знойную степь, распространив вокруг себя зелень и свежесть.

Заилийское Алатау

Заилийское Алатау

На въезде в Тургеньское ущелье стоят строгие охранники за закрытым шлагбаумом, который открылся за небольшие деньги (сторговались на 700 тг за троих, так как охранник служил в Новосибирске). Впереди идущие экипажи уже нашли базу под ночевку, так что нам оставалось не съесть случайно с голоду нашу балхашскую рыбу, успев до этого момента купить местного пивка… Но спокойным вечер не получился. Местный аксакал, увидев нашу казашку Айгуль из Сургута, незамедлительно как то так по-рыцарски влюбился в нее, так что заключительная часть вечера прошла на волне «успокой пьяного аборигена». В итоге влюбленный уснул на тракторе, а мы еще немного понаслаждались вечерней прохладой у горного ручья.

4 мая мы двинулись вглубь по Тургеньскому ущелью. Само ущелье очень симпатично. В конце дорога рассыпается надвое: налево — чтобы попасть на плато Ассы, направо — до водопада. Местные хранители ключей от шлагбаума на плато Ассы попросили с машины по 2000 тенге, но после небольших задушевных переговоров сами же и отговорили нас от этой поездки. Мы позволили нас уговорить, все таки Ассы не простая штука.

Дорога до водопада идет ровно до разрушенного моста через речку. Брода нет. На той стороне стоит одинокий УАЗик. В поселке считается что его хозяевам повезло, когда смыло мост, их УАЗик единственный остался на той стороне и сейчас они монополисты. За 1000 тенге с человека ребята закинули нас на 7 км вперед, далее 1 км пешком не очень сложного подъема и мы достигли водопада. И оно того стоило. Мощь природной стихии внушает. Сверху откуда то из снежной шапки вылетает столб воды, бьется об камни и с грохотом сваливается на дно, образуя фонтаны брызг.

Тургеньское ущелье

Тургеньское ущелье

Тургеньское ущелье

Тургеньское ущелье

Вечером мы посетили форелевое хозяйство, где можно взять удочку напрокат и наловить горной форели в специальном водоеме. Туристы-«рыбаки» со скучающим видом стоящие рядом с пустыми пакетами под улов нас не вдохновили и мы купили форель на месте, которую нам лихо вытащили из сетей за полминуты.

Вечером нас ждал «казахский» ужин: алматинские яблоки, жареная форель и грузинское вино.

казахский ужин

казахский ужин

казахский ужин

ПРОДОЛЖЕНИЕ НА СТР.2

Калачи Акмолинская область

В казахском селе зафиксирована очередная вспышка эпидемии «сонной болезни».
Почти два года назад, в марте 2013-го, жители села Калачи Акмолинской области РК столкнулись со странным заболеванием. Среди симптомов – нарушение координации, потеря памяти, галлюцинации и долгий беспробудный сон, который настигает человека внезапно и длится, в среднем, около недели. Медики называют этот недуг «энцефалопатией неизвестного генеза», а в простонародье его окрестили «сонной болезнью». В чём причина заболевания и как его лечить, до сих пор не установлено. Тем временем, злополучное село охватила очередная волна загадочной эпидемии. Её жертвами с конца декабря стали более 40 человек и, возможно, даже один кот.

Калачи Акмолинская область
Калачи Акмолинская область

С позапрошлой весны в Калачах, где насчитывается около 600 жителей, было зарегистрировано свыше 100 случаев «сонной болезни», причём с каждой новой вспышкой число пациентов увеличивается. Недуг поражает взрослых и детей, мужчин и женщин, местных и приезжих. Одни попросту впадают «в спячку» на несколько суток, другие пребывают в сомнамбулическом состоянии: могут двигаться, говорить, но, придя в себя, ничего об этом не помнят, некоторых посещают галлюцинации.
Сон может сразить человека где угодно: дома, на улице или на работе. Один девятиклассник уснул прямо на уроке, две женщины – в самый разгар праздника. Пенсионерку Эльзу Рерих «сонная болезнь» сразила в гостях у сына. Как сообщает телеканал «Мир 24», бабушка вдруг уснула и не могла проснуться несколько дней. Медикам удалось разбудить пенсионерку, но некоторое время симптомы ещё давали о себе знать:
— Как пьяная сидишь. Руки падают. Лягу — сразу сплю. Устану, пойду — не могу ходить, — описала своё состояние Эльза Андреевна.
Не щадит недуг и малышей. Когда жительница села Наталья Першакова не смогла разбудить свою двухлетнюю дочь Арину, первое, что пришло ей в голову – отравление угарным газом от печи.
— Заснула, сутки пролежала. Проснется, поплачет, воды попьет и дальше спит. Глаза не открывала. Вызвали на следующий день врача. Пришла, будила-будила — не может разбудить, — рассказала Наталья телеканалу «Мир 24».

Медики установили, что угарный газ здесь не при чём. Как оказалось, девочка стала жертвой всё той же энцефалопатии неизвестного генеза.
На минувшей неделе с диагнозом «энцефалопатия неизвестного генеза» было госпитализировано двое детей и пятеро взрослых. Все пациенты были направлены в больницу Астаны на обследование и лечение. В их числе — глава Красногорского сельского округа Асель Садвакасова. Недомогание настигло чиновницу, когда та находилась в селе Калачи. В её случае к внезапной сонливости добавилось ещё два симптома: агрессия и беспочвенный страх. Правда, 21 января Управление здравоохранения Акмолинской области сообщило журналистам, что подозрение на энцефалопатию неизвестного генеза у Садвакасовой не подтвердилось. Чего не скажешь о других пациентах, самому младшему из которых – 4 года.

А 17 января одна из сельчанок, Елена Жаворонкова, сообщила ИА «Интерфакс», что «сонная болезнь» добралась и до её кота. Домашний питомец по кличке Маркиз начал неадекватно себя вести, бросаться на стены, кусаться и, в конце концов, уснул. Разбудить его было невозможно, ни на какие внешние раздражители он не реагировал. Кот проснулся только к обеду следующего дня и передвигался с трудом. В настоящее время о судьбе животного ничего неизвестно. Кстати, его хозяйка знает о «сонной болезни» не понаслышке: нездоровый сон настигал женщину и её мать уже несколько раз.
Как таковых лекарств от «сонной болезни» нет, врачи могут бороться только с отдельными симптомами. В чём причина этого заболевания – доподлинно неизвестно. По одной из версий, всему виной радиация (в советское время недалеко от посёлка добывали руду). Однако замеры радиационного фона показали, что он находится в пределах нормы. Не подтвердилась и гипотеза об инфекционном или бактериальном заражении. Анализы почвы, питьевой воды, воздуха не выявили ничего, что могло бы спровоцировать «сонную болезнь».

Старый урановый рудник близ села Калачи. Акмолинская область, 7 сентября 2014 года.
Старый урановый рудник близ села Калачи. Акмолинская область, 7 сентября 2014 года.

За ситуацией в «сонном» селе следит специальная правительственная рабочая группа, которая отчитывается о своей деятельности перед президентом РК. В Калачи то и дело направляются всевозможные комиссии, проводятся многочисленные научные исследования. Ощутимых результатов пока нет, либо эту информацию просто не хотят предавать огласке. Само собой, такая таинственность породила немало слухов и домыслов, вплоть до проделок инопланетян и колдовского проклятья. Во всяком случае, независимо от причин болезни, местные власти планируют в ближайшее время переселить всех жителей села Калачи в другие населённые пункты.

— Мы хотели бы, чтобы люди получили жилье в соседних районах или в нашей области, — отметил глава Акмолинской области Сергей Кулагин. — Где-то в пределах 25-30 семей должны переехать в январе. К маю мы должны полностью завершить переселение жителей. Это 553 человека.

По словам чиновника, в настоящий момент место жительства сменили 8 семей. Власти Акмолинской области надеются, что государство выделит 2 млрд тенге на дальнейшее переселение. Эти средства нужны, чтобы отремонтировать здания бывшего военного городка в соседнем посёлке Державинск, а также построить жилой дом для переселенцев в Есиле. Разумеется, многие сельчане не хотят покидать насиженные места, но иного выхода из сложившейся ситуации, похоже, не существует.

http://www.news-asia.ru

Село Калачи входит в Красногорский сельский округ Есильского района и находится рядом с бывшим поселком городского типа Красногорск, где в советское время проживали 6,5 тысячи человек, в основном шахтеры и члены их семей. В Красногорске также зафиксированы случаи «сонной болезни», но в гораздо меньших масштабах, чем в Калачах. С 1960-х до 1990-х годов прошлого века около Красногорска добывалась урановая руда, но после распада СССР шахты были закрыты и законсервированы. Сегодня в Красногорске проживает 130, а в Калачах около 550 человек.

Согласно данным Минздрава Казахстана, по итогам 2013 года средняя продолжительность жизни населения Калачей составляла 70,5 лет, что превышало средний показатель по Есильскому району (64,2 года). При этом общая смертность составила 8,9 на 1000 населения, что также было ниже районного показателя (11,5).

Возраст первых пострадавших от «сонной болезни», зарегистрированных в марте позапрошлого года, варьировался от 17 до 53 лет. Поскольку симптомы у всех были одинаковыми — сонливость, потеря памяти, нарушение координации движений, зрительные галлюцинации — болезнь попытались объяснить злоупотреблением алкоголем, но эта версия быстро отпала, так как среди пострадавших были те, кто спиртное совсем не употребляет.

Также отпали версии об инфекционном и бактериальном характере болезни, так как пациенты не общались между собой. После первых предположений о том, что причиной «сонной болезни» стало наличие в окрестностях Калачей законсервированных урановых рудников, власти поспешили заявить, что радиационный фон в селе находится в пределах нормы, превышения ПДК соли и тяжелых металлов не было обнаружено. Тогда-то и возник вариант с «энцефалопатией неясной этиологии». Впрочем потом, когда выяснилось, что после пробуждения ото сна больные часто продолжают находиться в бредовом состоянии — особенно это касалось заболевших детей, которых после выхода из сна приходилось привязывать, чтобы они не навредили себе. Была создана специальная медицинская комиссия, которая выехала в Калачи разбираться с происходящим.

В ходе расследования специалистами было проведено 200 замеров гамма-фона местности и 100 замеров в жилых помещениях. Значение гамма-фона составило 0,08-0,14 мкЗв/час (при норме 0,3 мкЗв/ час), то есть в два раза меньше предельно допустимого уровня. Проведенные замеры в жилых домах показали содержание радона от 226 до 567 Бк/м³ при норме 200 Бк/м³. Тем не менее медики на тот момент решили, что «сонная болезнь» стала следствием ослабления организма от перенесенных ранее острых респираторно-вирусных инфекций и гриппа. «Опасений за жизнь и здоровье пациентов нет. Состояние удовлетворительное, больные находятся под наблюдением врачей», — говорилось в пресс-релизе Госсанэпиднадзора Казахстана.

В декабре 2013 года жители Калачей начали засыпать прямо на улицах, и уже весной 2014 года была создана новая научная группа для изучения феномена «сонной болезни», в которую вошли и российские ученые. По результатам исследований они подтвердили, что радиоактивность в Калачах сравнительно низкая, а содержание радона несколько превышено. В то же время, по мнению профессора кафедры геоэкологии и геохимии Томского политехнического университета Леонида Рихванова, причиной «сонной болезни» стало использование местными фермерами инсектицидов — в частности, дуста. Версию о том, что недуг вызвали ядовитые испарения от урановых шахт, российский специалист исключил.

Так или иначе, жители Калачей, теперь уже в основном дети, продолжали засыпать, а ученые все гадали о причинах этого. В апреле прошлого года директор астанинского представительства Форума предпринимателей Казахстана Гульнара Куанганова заявила, что раскрыла тайну болезни, которая, по ее словам, кроется все в том же урановом руднике. Апеллируя к результатам более чем 7 тысяч диагностических исследований, она обвинила во всем радон, который имеет свойство накапливаться в закрытых, непроветриваемых помещениях, подвалах, очень хорошо растворяется в воде и обладает ярко выраженными нарколептическими свойствами. В свою очередь в Минздраве Казахстана заявили о возможной связи «сонной болезни» с высокой концентрацией испарений, накапливающихся в отопительный сезон в подвальных и слабо проветриваемых жилых помещениях. Позже результаты проведенного спектрофотометрического исследования крови у заболевших жителей Калачей показали отсутствие токсического действия угарного газа на пострадавших от «сонной болезни».

В сентябре 2014 года, когда несколько детей уснули сразу после школьной линейки, начались разговоры о возможном переселении жителей Калачей тем более, что многие перенесшие «сонную болезнь» после проведения дезинтоксикационной, общеукрепляющей и сосудистой терапии заболевали вновь. Одна жительница Калачей засыпала таким образом шесть раз. Как рассказал в декабре аким Акмолинской области Сергей Кулагин, в течение первых шести месяцев 2015 года из Калачей будут переселены все семьи с детьми, а полностью переселение планируется завершить к концу 2016 года. Обойдется это, по предварительным подсчетам, в два миллиарда тенге (около 680 миллионов рублей). По словам Кулагина, 70 процентов жителей села готовы переехать на новое место жительства, остальные, в основном люди пенсионного возраста, не хотят покидать Калачи. В качестве мест переселения жителей села власти Акмолинской области рассматривают города Державинск и Есиль.

Еще осенью прошлого года власти распорядились провести полное медицинское обследование населения Калачей, по итогам которого глава Национального научного медицинского центра Абай Байгенжин и рассказал о букете заболеваний, которыми страдали местные жители. «Фактор того букета заболеваний, который у них был, послужил причиной для возникновения вот этого состояния, которое мы сейчас называем сонной болезнью», — считает специалист. Вместе с тем он не исключил, что «имеется какой-то фактор воздействия» на жителей села. «Но какой именно, мы не владеем, и это не наша задача, есть профильные институты, службы», — подчеркнул Байгенжин.

Таким образом этиология болезни по-прежнему остается неясной, оставляя местным жителям благодатную тему для самых невероятных предположений о ее природе — от кары небесной до экспериментов инопланетян.

http://lenta.ru

Бектау-Ата. Фотоальбом