Мтеки:

Кыштым

Кое-что из архитектурной истории Кыштыма

В нынешнем году юбилей закладки Верхне-Кыштымского завода (1755 г.) и освящения церкви Сошествия святого Духа на апостолов. По этому поводу серия постов про Кыштым. Прототип этого текста мы ваяли вместе с Вячеславом Михайловичем Свистуновым, историком из города Касли, наверное лучшим специалистом по истории заводов на Южном Урале.

В 1755 г. Н.Н. Демидов приступает к строительству Верхне-Кыштымского завода, которое было завершено на следующий год. А еще через год, в 1757 году завод был почти полностью разрушен пожаром. После этого Демидовы принимают решение восстанавливать завод уже в камне. К 1759 году была восстановлена плотина, облицованная плитами тесаного камня, и построен кирпичный доменный корпус («доменный двор»).
Очевидно тогда же решили построить каменные церковь и господский дом, но приступили к их строительству уже после восстановления завода. Собственно, о них и пойдет речь дальше.

Фрагмент плана Верхне-Кыштымского завода
Фрагмент плана Верхне-Кыштымского завода 1761 года. На полуострове — строящийся господский дом, на острове — церковь.

Церковь была заложена не в центре поселения и не на горке на краю заводской слободы, а на острове посреди пруда. Это было совершенно нестандартное решение – мне неизвестно больше ни одного случая, когда бы церковь (или мечеть) были отделены от поселения водным пространством. Сложно сказать, чем руководствовались Демидовы, принимая решение о таком размещении храма, возможно, предполагали расширения заводской слободы на другой берег пруда. Мне рассказали легенду о том, что якобы Никита Никитич с семьей гулял (вариант — катались в коляске, т.е. конном экипаже) на острове, в это время началась страшная буря и он дал обет, что если они спасутся, то он поставит на этом острове храм. То есть, это вроде как обетный храм. Честно говоря, не очень понимаю, что могло заставить его везти семью не то что на остров посреди заводского пруда, а вообще на завод… Учитывая, что места эти были неспокойны, только в 1755 году прошло восстание башкир. Легенда, скорее всего, появилась позже, когда остров был соединен с обоими берегами пруда мостами и воспринимался как часть заводского пейзажа. А в 1750-х годах остров просто находился за пределами заводского поселения и мост, очевидно, был построен, когда началось возведение храма.
В заводской ведомости 1762 г. указано: «… при Верхне-Кыштымском заводе … имеется: … церковь божия, в коей будет 2 престола, складена собственными господина Демидова крестьянами ис камня и кирпича о дву апартаментах; в нижнем во имя Святого Иоанна Предтечи теплая, а в верхнем во имя Сошествия Святого Духа холодная. Над папертью складена колокольня каменная ж. Точию оная церковь и колокольня еще в совершенство не приведены». Иначе говоря, церковь была двухэтажная — в нижнем этаже теплый, то есть зимний, храм, а во втором — холодный, летний.
В одном из дел, хранящихся в ОГАЧО, приведена копия (машинописная) благословенной грамоты на освящение храма: «Божиею милостию смиренный Павел православный митрополит Тобольский и Себерский. Духовного Правления Екатеринбургскому заказчику пречесному протопресвитеру Феодору Кочневу генваря 28 дня 1761 года в представленном нам из оного Екатеринбургского Духовного Правления доношении объявлено, что обложенная в 1760 году того Екатеринбургского заказу в Кыштымском заводе церковь сошествия Святаго Духа с пределом святаго пророка и предтечи крестителя Господня Иоанна в совершенное строением окончание приведена всеми принадлежащими ко освящению церковными потребностями удовольствована, почему и требовано о освящении оная церкви с приделом и об отпуске на то святых антиминсов, рассмотрения, того ради благославляем… С сия же грамота списав копию иметь у себя для ведома а подлинною отдать в церковное хранение кому надлежит с роспискою. Писана лета Господня 1764 года Ноября 30 дня…». Освящена церковь была 7 февраля (по старому стилю) 1765 г., на день преподобного отца Парфения епископа Лампсакийского.

Церковь Сошествия св. Духа на апостолов. 1840 год.
Церковь Сошествия св. Духа на апостолов. 1840 год.

Храм, построенный в стиле барокко, является вторым по времени создания каменным храмом в Челябинской области (после Троцкого, он же Уйский, собора в городе Троицке) и, пожалуй, единственным, не подвергшимся перестройке. Он был осквернен во время пугачевского восстания и впоследствии переосвящен, но разрушения того времени коснулись алтарной части и не затронули самого здания. Так что церковь Сошествия св. Духа – один из немногих (если не единственный), в нашем регионе памятник архитектуры эпохи барокко.
В большинстве статей про этот храм, сказано, что он построен в классическом стиле, но это «не совсем так». Было бы странно, честно говоря, если бы в 1750-х годах на Южном Урале начали строить классицистическое здание, поскольку классицизм еще и в российские столицы не пришел в это время.

Практически одновременно с храмом началось строительство господского дома. Долгое время все ориентировались на его современный облик, поэтому трактовали его как изначально построенный в стиле классицизма. Несколько лет назад В.М. Свистунов обнаружил в одном из дел Российского государственного Архива древних актов план и фасад первого каменного демидовского дома в Верхне-Кыштымском заводе.

Это двухэтажное здание в стиле барокко. Автор проекта неизвестен. Надо отметить, что в оформлении фасадов дома использован металл – чугунные колонны и балконные решетки со стороны двора, чугунные пилястры и решетки, имитирующие балконные ограждения, со стороны пруда, а также облицовка чугунными плитами верхнего края цоколя здания (точно такая же облицовка цоколя была запроектирована и для церкви Сошествия св. Духа). Это, очевидно, была своеобразная визитная карточка Демидовых – чугунная наружная терраса и чугунные лестницы, ведущие в сад, были важной деталью оформления двухэтажного дворца Г.А. Демидова в Санкт-Петербурге, построенного во второй половине 1750-х гг. Возможно, что дом в Кыштымском заводе проектировал тот же архитектор, что и петербургский дом Г.А. Демидова, но и здесь имя зодчего называют лишь предположительно – не то А.Ф. Кокоринов, не то С.И. Чевакинский…
В уже цитированной ведомости заводской конторы от 4 ноября 1762 г. усадьба описана так: «…Дом господский о двух апартаментах складен собственными ж господина Демидова крестьянами из камня и кирпича в коем имеется 18 покоев. Покрыт сверху деревянным тесом токмо внутри тех покоев еще совершенно недоделано. Около того дому двор, вокруг обнесен каменною стеною. В стенах оного двора состроены и покрыты тесом же 2 погреба с выходом, анбар, зделанный над оными погребами, деревянной, снаружи подмазан по щекотуру извескою, сарай для содержания рогатого скота каменной, сарай же, в коем ставитца будут коляски, сани и прочее, каменной же, кантора с людскими подклеты о четырех жильях и при них двои сени под одну крышу, такмо и еще недокладены…».

Это фрагмент плана Верне-Кыштымского завода начала XIX в. Двор, естественно, полностью обнесен стеной, такая же стена окружала и сад, расположенный на оконечности полуострова.

Дом Демидовых стоял в глубине двора, по боковым сторонам которого вытянулись хозяйственные постройки, которые были также сложены из кирпича: конюшня, каретник, амбар и пр. Две дальние от дома постройки – конюшня и заводская контора служили основаниями для двух шестигранных ассиметричных башен. Башни, как и основная часть надворных служб, были построены вскоре после возведения господского дома. Весь двор был обнесен каменной стеной.

Это рисунок башен 1840 года — пока что самый ранний из известных, точнее, единственный. Решетка, показанная на рисунке, сменила каменную стену уже в ходе перестройки усадьбы Григорием Зотовым в 1820-х — 1830-х годах.

Для сравнения повторю рисунок церкви сошествия Св. Духа, построенной в 1759-1764 годах на острове.

Фото церкви до реставрации. Фото лтсюда — http://nashural.ru/Krasota/kishtim.htm

А это современные фотографии башен.
Башни, построенные над зданием бывшей заводской конторы и каменным амбаром, сохранились до наших дней. По этому же принципу (восьмерик на четверике) построен и центральный купол церкви, расположенной на острове. Судя по характеру кирпичной кладки, большемерным кирпичам, железным кованным связям и декору (сдвоенные пилястры на углах, профилированные карнизы, «сухарики», разорванный декоративный карниз, форма и обрамление оконных проемов), эти башни построены одновременно с господским домом и церковью Сошествия Св. Духа[i]. Особенно явно это обнаруживается при сопоставлении декора храма и башен (рис. 2–3, 5–8). Тем не менее, башни не отмечены ни на одном заводском плане и не упоминаются ни в одной заводской ведомости XVIII – 1-й половины XIX века. Единственное описание этих двух башен выявлено пока только в оценочной ведомости 1897 года, где указано, что «…над лабораторией (бывшая, к тому времени, заводская контора – авт.) кирпичная башня в виде восьмигранника, высотой 3, диаметром 4 сажени, толщина стен 0,35 сажен, крыта железом», «Башня кирпичная, в виде восьмигранника диаметром 6, высотой 3 сажени, толщина стен 0,35 сажен, она на каретнике». Тем не менее, на плане 1913 года они вновь не читаются, т.е. никак не обозначены. Башни, имеющие в плане вид восьмигранника, являются, по сути, надстройками над зданиями прямоугольной формы. Последние и обозначались на планах. Диаметр башен определялся параметрами (шириной) построек, поверх которых они строились.
Следующий пост постараюсь сделать про обновление архитектурного облика центра Кыштыма при Григории Зотове, который якобы «ничего не сделал» для развития завода и вообще был «Кыштымским зверем». Этот миф до сих популярен, что самое печальное — в самом Кыштыме…

[i] А.А. Стариков и Р.М. Лотарева почему то отнесли постройку этих башен к середине XIX в., объясняя их появление… приверженностью Л.И. Расторгуева и Г.Ф. Зотова старообрядчеству. По их версии, эти башни были построены уже после перестройки главного здания усадьбы, причем в разное время – такой вывод они делают, исходя из разного диаметра башен. (Стариков А.А., Лотарева Р.М. Город Кыштым – «жемчужина» Южного Урала. – С. 45). В реальности диаметр башен соответствовал параметрам служебных корпусов (флигелей) поверх которых они сооружались, о чем сказано в настоящей статье. Представляется очень странным, чтобы хозяева построили «мощные сторожевые башни при въезде» после того, как каменная стена, по сторонам которой эти башни стояли, была заменена на чугунную ограду. Еще более странно строить главный дом в стиле классицизма и дополнять облик усадьбы «архаичными» башнями – если исходить из логики, предлагаемой авторами, и то и другое было сделано по заказу одних и тех же хозяев, точнее, одного человека – Григория Зотова.

Преображение Кыштымского завода, или сказки о «Кыштымском звере»

В 1809 г. Кыштымские и Каслинский заводы покупает у наследника Никиты Никитича, Петра Григорьевича Демидова, вольский купец 1-й гильдии Лев Расторгуев. Возможно, главное здание усадьбы в Кыштымском заводе начали перестраивать еще в самом начале XIX в., очертания дома на плане 1806 г. отличаются от того, что показано на планах XVIII в.

Господский дом после перестройки. Рисунок 1840 года.
Господский дом после перестройки. Рисунок 1840 года.

Но полномасштабная реконструкция здания произошла, видимо, при наследниках Л. Расторгуева, в тот период, когда заводами управлял Григорий Зотов. Дом, теперь уже Расторгуевых, стал на этаж выше, расширился. Оформление его обрело черты классицизма – направления, господствовавшего в то время в российской архитектуре. Причем старое здание не было снесено, оно было использовано как основа. В новом доме центральный зал первого этажа имел сводчатое перекрытие – с большой долей вероятности этот облик зал сохранил с XVIII в.
Имя архитектора, создавшего новый облик здания, не известно. Было высказано предположение, что автором проекта мог быть Малахов, но подтверждения этому пока не найдено. Известная исследовательница городов-заводов Р. Лотарева предложила версию, что автором усадьбы Харитонова (зять Расторгуева) и господского дома в Кыштыме является К. Адамини, но основания у этого предположения более, чем зыбкие. Так что и здесь сплошные загадки…

Заводской госпиталь
Заводской госпиталь. Рисунок 1840 года. Очевидно, в 1837 году он уже действовал. В то время там «хозяйничал» медико-хирург Тарасов.

В то же время, на другой стороне пруда, было построено здание заводского госпиталя. Двухэтажный дом с колоннадой на всю ширину парадного фасада, с двумя небольшими флигелями, расположенными симметрично, по обе стороны здания. Флигели с главным зданием госпиталя зрительно объединяла каменная ограда. Комплекс госпиталя служил своеобразным «отражением» господского дома на другом берегу пруда – отражением немного упрощенным, уменьшенным, но повторяющим «прототип» в основных, узнаваемых, деталях.

Фасад Верхне-Кыштымского завода
Фасад Верхне-Кыштымского завода. Рисунок 1880 года. Чтобы была идентичная времени Григория Зотова ситуация — «уберите» боковые корпуса, те, что по сторонам ограды — центральная часть из того времени.

И еще один архитектурный комплекс, который сложился в центре Кыштыма в тот же период – здания Верхне-Кыштымского завода. Сама специфика заводских построек накладывает ограничения на оформление их фасадов. Тем не менее, если мы посмотрим на изображение фасада Верхне-Кыштымского завода второй половины XIX в., то должны будем признать, что общая стилистика оформления зданий тяготеет к классицизму. Верхне-Кыштымский завод вовсе не был в этом отношении исключением, многие заводы в этот период были перестроены и оформлены в соответствии с архитектурными тенденциями своего времени. Но далеко не каждый завод мог предъявить миру своеобразный ансамбль каменных зданий, построенных в стиле классицизма: господский дом, госпиталь и завод.

Фрагмент плана завода
Фрагмент плана завода 1840 года: «а» — завод, «в» — госпиталь, «Г» — господский дом.

Все это было построено в тот период, когда заводами управлял Григорий Зотов. Человек, который воссоздал пришедшие в упадок заводы. Человек, которого с весьма нелегкой «руки» Д.Н. мамина-Сибиряка называют «кыштымским зверем». Самое печальное, что художественное произведение стало основой для восприятия фигуры Зотова даже историками. Полный бред. Я у кого-то из коллег прочел несколько лет назад, что мол когда Зотов был крепостным, то поднял Верх-Исетский завод, а когда стал сам практически хозяином, то напрочь забыл свои былые устремления и ничего на Кыштымских (точнее Каслинских) заводах не сделал. То есть, человек даже не попытался разобраться — так ли это. На сайте Центрально городской больницы г. Кыштыма излагается такая версия:

«16 лет (1830-1846 г.г.) шло строительство госпиталя в г. Кыштыме. Построенный по проекту замечательного крепостного архитектора Александра Петровича Чеботарева, Кыштымский госпиталь был одним из лучших на Урале. И хотя по замыслам и своему назначению он должен быть стационарным лечебным учреждением, на деле же этого не случилось. Наследники Расторгуева использовали помещение госпиталя для развлечения господ, а его надворные постройки – под квартиры и мастерские. Забота господ – заводчиков о здоровье рабочего человека носила чисто формальный характер и медицинская помощь больным, по-прежнему, в основном, оказывалась на дому, и при тяжелых заболеваниях рабочие заводов были лишены даже того примитивного стационарного лечения, каким мог бы располагать построенный, но бездействовавший госпиталь».

Я не знаю, откуда они взяли информацию, видимо из какой-нибудь статьи , написанной под влиянием баек…
В Атласе завода 1840 г. госпиталь уже показан, причем с планом, где обозначены назначения помещений и размещение кроватей. В 1837 году госпиталем заведовал медико-хирург Тарасов, а при госпитале работали и обучались несколько лекарских учеников и школьников. В этом же году крестьянин кабанщик Куренков, повредивший во время заготовки леса для отжига угля руку пролежал в госпитале 10 недель. В общем, госпиталь работал. И построен он был, судя по всему, уже к 1837 году.
В общем, Мамин-Сибиряк, в данном случае наделал дел, практически перечеркнув все, что было сделано хорошего в период 1820-1830-х годов на Кыштымских заводах. Я не хочу сказать, что все было чудесно — хватало и мрачных сторон. Но если у кого-то из вас хватит желания и сил посидеть в архиве и сравнить материалы по Кыштымским и, скажем, Сергинским заводам, или Невьянскому, то повод для размышлений явно бы появился… Хотя и он просто пошел в «струе», отношение к Зотовым было создано за полтора десятка лет постоянных инспекций, проверок и др. Самая известная из них — комиссия под руководством графа Строганова, в 1827 году.. Мощнейший прессинг, под который попали наследницы Расторгуева, а в первую очередь муж одной из них — Харитонов, и свекр другой — Григорий Зотов, объяснялся просто. Они оба были старообрядцами.

Крылья дракона или Чёртов мост

ЛЕГЕНДА!

Крылья дракона или Чёртов мост
В горах Урала, в глухой тайге, издревле, жили люди, уголь жгли, руду плавили, детей рожали. Но вот поселился, откуда ни возьмись змей у Кыштымского завода, на горе, как лук туго натянутый вздыбленной.   А змей то не простой был, а крылатый и прозвали его люди Змей тугой горы, а по простому Змей Горыныч.

Крылья дракона или Чёртов мост

Много бед от него терпел народ местный и вот не выдержали и решили позвать богатыря на погибель Змея. Гонцов разослали во все стороны, откудова значит быстрее богатырь отзовется, и Змея губить придет. А Урал он так располагается, что до любого места, где богатыри имеются, одинаково далече. И вот первый кто откликнулся и пришел доблесть свою проверить был богатырь с востока. Ну как богатырь? Маленький, кривоногий, глаза узкие раскосые, кожа от солнца аж серая как камень. У люда местного язык его богатырем не поворачивался кликать. Прозвали его меж собою чертяка. А как иначе, глянешь на него аж сердце захолынется, Чёрт и есть.

Но надежда все же у людей появилась, что поможет он им со Змеем, не победит, так  испужает, вон страшной то какой.

Отдохнув с дальней дороги, собрался Восточный богатырь (Чертушко по нашему-то) на бой со змеем, сел на свою кобылку коротконогую и посеменил на гору со змеем разбираться.

Крылья дракона или Чёртов мост

Как увидел Чертушко Змея издали, опешил, спрятался за деревьями и призадумался: «эка, местные бестолковые и не змей это вовсе, а Дракон самый что ни на есть настоящий». Но что делать назвался груздем, полезай в кузов. Понял Чёртушко, что не победить ему Дракона в бою открытом. Дракон летает и с воздуха ему не противостоит никто по ловкости и силе. Вот и решил наш боец хитрость проявить и лишить дракона его преимущества, подкрасться ночью и отрубить ему крылья, а там и голову долой.

Легко былина сказывается, да не легко дело делается. Дракон огромный и наш Чёртушко со своим росточком даже со своей коротконогой кобылки никак не сможет достать до спины дракона, чтоб срубить ему крылья.

 

Но тут ему на помощь пришли мужики уральские, мастеровые. За ночь сложили они мост каменный по которому сможет их богатырь прямо на коне к дракону на спину взобраться и посчитаться с ним. Наступила утро предрассветное и случилось все как задумано было, подкрался Чертушко к дракону, взобрался по мосту ему на спину и срубил крылья.

Крылья дракона или Чёртов мост

Испугался Змей такого расклада и уполз в тайгу, его потом народ все по болотинам, да по озерам глубоким встречал, да Великим Полозом прозвал, так как тот лишь ползать то и мог.

А крылья так и остались лежать у моста, который мужики сложили, а место это всяк по-своему потом звал, кто Крылья дракона, кто Чертов мост, а место то памятное, зачарованное вот на фото:

Крылья дракона или Чёртов мостА Чертушку богатыря с тех пор стали уважительно величать «Победитель змея  Тугой горы», а по свойски Змей Тугарин. Не долго стал почивать на хвале людской герой, подался на запад богатства ли искать, удачи ли неведомо, но молва людская донесла, что постарел мол чертяка наш, озлобился на людей русских, не заладилось что то у Змея Тугарина с тамошними богатырями и сгинул не найдя себе счастья.