В Илецкой Защите

kp74ru Автор: kp74ru

А. К. Гейнс. Дневник 1866 года. Путешествие в Туркестан.

27–го мая 1866 года мы выехали опять из Петербурга в степь.

Из Нижнего мы поехали еще полою водою на пароходе до Самары, откуда, купив тарантас и телегу, поехали далее на почтовых до Оренбурга. Здесь я должен был ознакомиться со сведениями, доставленными из Сибири.

11–го июня мы выедем отсюда.

12–го июня. Сегодня часа в четыре утра мы приехали в Илецкую Защиту.

Вчера, когда уже совсем стемнело, мы выехали из Оренбурга и по мосту переехали через Урал. Налево остался остров, покрытый лесом вербы и осинника, — летнее местопребывание генерал–губернатора и место летних прогулок оренбургской публики. На этом острове живут миллионы ворон и галок и их печальный, однообразный крик слышался теперь, когда наши тяжело нагруженные экипажи переезжали через плашкоутный мост.

Вот мы опять в Азии! И будто в самом деле река, шагов в двести—триста шириной, служит разделом европейской цивилизации от азиатского варварства? И будто нет последовательности и постепенности, начиная с Москвы, а может, и Петербурга? Там, на левом берегу, отчизна Тамерлана и нагайки; здесь, на правом, — уважение права и признание силы и ума?!..

Территориальный характер Азии намекает про себя уже давно. От самой Самары тянется степь, пустынная, однообразная, с редкими поселениями и со всеми удобствами для кочевника… За левым берегом Урала те же однообразные увалы, покрытые травою. Перед нами во все стороны, сколько можно было рассмотреть, протягивался уже знакомый степной ландшафт.

Было очень жарко. По дороге стояла едкая, мелкая пыль. По пути беспрерывно попадались длинные обозы, запряженные волами, везшие соль из Илецкой Защиты. Далее темнота стала сгущаться. Воздух свежел.

В четыре часа мы подъезжали к Защите; едва добравшись до станции, я улегся спать.

Часов в девять мы поехали к начальству соляной разработки и вместе с ним отправились к месту добывки. Вот что, между прочим, рассказал полковник горных инженеров Граматчиков, которому доверено управление соляною добывкою.

Русские слыхали о существовании в степях богатых пластов каменной соли еще в первой половине XVIII столетия. Соль выбиралась номадами, кочевавшими в окрестностях нынешней Илецкой Защиты, снаружи и кое–как. Следы их работ остались во впадинах, окружающих нашу разработку. Эти впадины занесены теперь слоем земли и заросли травою. В 1756 году русский отряд занял месторождение соли, и разработкой ее занялось наше правительство. Ломки соли подчинены непосредственному ведению военного губернатора. Разработкою же на месте заведовали начальники отрядов, занимающих укрепление, построенное у места ломки и названное Илецкой Защитой. Понятно, что способ добывания соли оставался тогда первобытным, например, флец рвали порохом, чтобы сократить количество работы.

В 1818 году ломка соли была подчинена Министерству финансов, Горному департаменту. Управляющий Защитой, он же соляной пристав по добывке соли во всех низовых местах, жил в Самаре; в Илецкой же Защите жил так называемый местный начальник из горных инженеров, или действительный управляющий. Тогда разработка соли стала производиться с большею регулярностью. Работниками были ссыльнокаторжные.

В том же 1818 году началась постройка зданий для помещения ссыльных. В 1824 году управляющий заводом переехал из Самары в Защиту, а в 1864 году после того, как в принципе было решено передать ломки соли в частные руки, Илецкая Защита передана в Департамент неокладных сборов. Теперь работы производятся вольнонаемными людьми, которым платят 36 копеек в день. Работает до трехсот человек. Работают в марте, апреле и мае. В страду никто не нанимается. По окончании полевых работ являются опять рабочие и продолжают работать в сентябре, октябре и ноябре. До марта снега глубоки для работы. Когда начнет таять снег, работы производятся на высоких местах прииска, где не может залить вода. По мере же того, как последняя вычерпывается и усыхает, начинают выбирать соль из низких мест. Управляющей жаловался на то, что многие рабочие, получивши задаток, работают неделю—другую, а потом убегают. Таким образом управление, состоящее при прииске, переплатило до тысячи рублей, пропавших за убежавшими работниками.

Илецкие соляные копи (вид в профиль)
Илецкие соляные копи (вид в профиль)

Мы подъехали к месту разработки. С деревянной беседки, расположенной над ямою, где разрабатывается соль, можно видеть всю работу.

Яма длиною в полторасто сажен, шириною в пятьдесят; средняя глубина ее десять сажен. Следовательно, с 1756 года вынуто 75.000 куб. саж. Полагая приблизительно сто пудов в кубической сажени, выйдет, что в столетие добыто соли 75.000.000 пуд. Считая двадцать фунтов соли в год на человека, выйдет, что все население России могло продовольствоваться два года ломками Илецкой Защиты.

Стены ямы имеют только небольшое заложение. Под небольшим слоем наносной почвы начинается уже серо–бронзовая масса соли. На стенах дождевая вода промыла глубокие вертикальные борозды. Хоть для охранения от обвалов земли и от дождевой воды вершины стен окружены наверху дощатою крышею, тем не менее, вода успевает просачиваться, и не только провела по стенам глубокие борозды, но и размыла кое–где пласты соли сверху, так что местами наверху они оканчиваются остриями, от которых идут донизу борозды.

Работа производится следующим образом: на дне ямы проводят топорами глубокие борозды, в пять четвертей глубины. Борозды отстоят друг от друга тоже на пять четвертей. Когда прорубка кончена, длинные полосы соли разрубаются поперечными бороздами на расстоянии пяти аршин. Потом подтаскивают род древнего тарана, подвешенного на двух козлах, и бьют в прорубленную полосу до тех пор, пока она не отстанет. Тогда получится известное число кабанов в пять аршин длины, столько же четвертей высоты и толщины. Такие кабаны весят почти одинаково, а именно 372 пуда.

Нельзя не сознаться, не в укор господам горным инженерам, что этот способ работы тоже первобытный.

От рубки соли образуются брызги, которые складываются тоже в бунтах для продажи. Там, где выбрана соль уже глубоко, накапливается вода, образовавшаяся от таяния снегов. Кроме того, из–под одной из соляных стен бежит родник. Всей этой воде дают общий сток к одной стороне. Здесь, наверху построен домик, висящий над ямой и подпертый снизу длинными жердями. В домике четырьмя парами лошадей постоянно приводится в движение ворот, который, помощью бесконечного каната, поднимает воду из колодца, куда сбегает вся вода из места добывки, выливает ее в желоб и опять опускает ведра, прикрепленные к канату, в колодец. Рассол по желобку спускается в близлежащее небольшое озеро. Следовательно, и выкачивание воды производится первобытным образом.

Илецкая соль есть хлористый натрий безо всякой примеси. Некоторое время даже отсюда посылалась соль ко Двору. Запасы соли неизмеримы, судя по разведанному пространству. Исследованы две квадратные версты. Соль найдена везде, прикрытая небольшим, но неравномерно толстым слоем наносной почвы. На дне ямы буравили, чтобы разведать глубину флеца. Просверлили шестьдесят девять сажен, и везде шел тот же слой соли. На семидесятой сажени сверло сломалось, и разведка кончилась. По поверхности за пределами двух верст соляной флец круто падает.

В 1864 году добыто соли 914.444 пуда. Добывка соли и все расходы на управление и администрацию стоили пять с долями копеек на пуд. На добычу употреблено 46.051 р. 62½ коп. Продано 858.876 по 30 копеек пуд на сумму 256.356 р. 63 к. сер. Чистый доход, приносимый ломками соли в Илецкой Защите, не бывает ниже двухсот тысяч рублей в год. В расход на добывку соли помещают четырнадцать <тысяч> пудов, которые раздаются бесплатно киргизам по следующему расчету. Каждый простой киргиз имеет право на пуд соли в год. Так как родоначальники получали соль на своих родичей, то теперь постановлено, что областное начальство посылает ежегодно список всем киргизам по аулам. Приезжающий требует, положим, двадцать пудов соли на двадцать родичей, составляющих аул. А. П. Граматчиков приказывает посмотреть в списки, доставленные областным правлением, и выдает по числу родичей.

На каком основании производится эта раздача, неизвестно. Как всякая законодательная ошибка, это ведет к злоупотреблениям. Киргизам соль не нужна. Соляных озер очень много в степи. Потому, получив свой пай (после чего киргиз должен ехать в свой аул), киргиз делает кружный путь, все–таки едет к поселениям и продает свою соль за бесценок прасолам.

Бии имеют право на получение пяти пудов, местные начальники — ста пудов на лицо; султаны–правители триста пудов. Последние лица на получение соли получают свидетельства областного правления. Киргизам выдается мелкая соль (в продаже 20 к.).

Из числа рабочих, занятых добыванием соли, нет ни одного киргиза. Граматчиков говорил, что они сами не идут.

Соль транспортируется возчиками за две—четыре копейки с пуда до Оренбурга. Цена за провоз зависит от цены на соль. Скупщики соли набирают обыкновенно возчиков еще осенью, давая в деревнях деньги под подати. Провозная цена до Самары 15 коп.

Требования на соль растут вместе с урожаем; требование это находится в обратной пропорции с количеством привозного хлопка из Бухары. В июне в Оренбурге собирается много подводчиков, чтобы везти хлопок, который в это время приходит уже из Бухары на Нижегородскую ярмарку. Если хлопка нет в привозе, возчики делают лишних шестьдесят верст в Илецкую Защиту, берут соль и везут ее на продажу, лишь бы не ехать с пустыми руками. Вследствие описанного, в настоящем году, когда хлопка нет совершенно в привозе, возчики обратились все за солью. С 1–го по 12–ое июня взято уже ими более двухсот пятидесяти тысяч пудов соли. Кроме того, по всем улицам Защиты стоят еще пустопорожние воловые подводы.

Вечером опять сидел у Граматчикова и просил его доставить сведения о добывке и расходах за десять лет. Кроме того, просил у него подробной сметы на расходы по администрации и по ремонту зданий, одним словом, по всем расходам, употребляемым на добывку.

Илецкая Защита довольно большая деревня, сказал бы я, если бы она не была недавно произведена в безуездный город. Две церкви. Большие здания, принадлежащие соляной администрации.

На месте нынешнего города прежде было одно укрепление, но после того, как ссыльные были здесь переименованы в мастеровых, начал появляться город. Пятьсот ссыльных положили тому первое основание. Впоследствии сюда поселялись оренбургские мещане, отставные солдаты и т. д. Теперь в Защите около трех тысяч жителей.

Над городом висят, как мне казалось, «зубцы развалины старинной», венчающие крутую горку. Вот история этой постройки.

Гипсовая гора в Илецкой Защите
Гипсовая гора в Илецкой Защите

Около 1824 года один из управляющих соляным прииском, не будучи в состоянии сладить с несколькими буйными арестантами, которые подбивали к сопротивлению и других, выстроил эту башню и устроил в середине казематы для непослушных. В башне стояла вестовая пушка, долженствовавшая извещать о побеге арестанта. Хроника говорит, что, несмотря на все эти меры, именно из башни стало бегать очень много.

Император Александр I, посетивший Илецкую Защиту накануне того, чтобы ехать в Таганрог, был на башне и простил всех арестантов, запретив впредь содержать их в ней. Во время приезда же Александра II, тогда еще наследника, в сороковых годах, арестанты поселены на вольных квартирах под именем мастеровых. С тех пор опустели обширные здания, стоившие казне, вероятно, огромных сумм. В них помещаются теперь лазарет и богадельня для рабочих.

Граматчиков очень хвалил крепость зданий, построенных из гипса, если только этот последний всегда покрыт штукатуркой. Фундаменты всех зданий вообще в Илецкой Защите сделаны из гипса. Но в фундаменте этот материал крошится. Башня построена из гипса. В Защите, может быть, единственном пункте на земном шаре, дома строятся еще из трехполенных дров; для этого делается роль переплетов из поперечных и продольных брусьев, которые и забираются бревнами. Дом управляющего построен таким образом и уже стоит двадцать лет.

13–го июня. Вчера приезжала из Оренбурга в Илецкую Защиту целая банда инженерных офицеров со своим генералом Т–м, очень добрым и очень глупым старичком. Они приезжали смотреть копи. Граматчиков говорил, что он в восемь лет службы в первый раз видит такое количество нежданных гостей в Защите.

Позабыл сказать, что недалеко от Защиты лежит озеро соленой воды, купанье в котором, говорят, весьма полезно. В кое–какие времена сюда съезжаются больные.

http://rus-turk.livejournal.com/130681.html