Село (Юго-Конево)

kp74ru Автор: kp74ru

Село (Юго-Конево)

церковь Рождества Пресвятой Богородицы
церковь Рождества Пресвятой Богородицы Юго-Конево

Надо сказать, что огромное село, в 1200 дворов, раскинувшееся на семь километров, одно из старейших русских поселений Южного Урала, воплотило в себе характерные особенности уральских сёл средней величины — по стуктуре экономики, планировке и архитектуре, национальному и классовому составу, уровню культуры… Его история связывается с возникновением деревень на землях Багарякской слободы (после её основания в 1689 году). Архивные документы указывают на возраст села — старше Екатеринбурга (1723 год), Каслей (1747 год), Кыштымского, Верхне-Уфалейского и Сысертского заводов.

Наши предки, невзирая на суровый климат, не ошиблись в выборе места. Широкая долина самой полноводной реки в регионе богата природными ресурсами: плодородные земли, обширные сенокосные угодья, рыбные водоёмы, множество диких животных и пушного зверя в окрестных лесах, масса водоплавающей и лесной дичи. Сосновые леса обрамляли долину Синары на десятки километров. Лучших условий не найдёшь и для строительства: всё под рукой — древесные материалы, строительный плитняковый гранит. Только самый отъявленный лодырь не строил здесь усадьбы со всеми атрибутами богатого хозяйства.

Кроме того, по любым измерениям (если смотреть на карты, где село ещё нанесено), оно находилось на одинаковом расстоянии как от Свердловска, так и от Челябинска. По тракту через Тюбук до Екб — 130, до Челябинска — 132 км, на одинаковом расстоянии и железные дороги — до станции Багаряк 50, до станции Маук — 55 км.

Интересна была и архитектура села — традиционная уральская, но с особинкой. Все улицы длинные и параллельные между собой оказались перерезаны надвое одной, самой короткой и как оказалось, центральной. Именно на Первомайской расположились храм и больница, а позднее — универмаг, сельпо, столовая, дневная сельская школа с интернатом, клуб и библиотека. Была здесь же и своя хлебопекарня — хлеб пекли из собственной муки на всё село. У самого перекрёстка с улицей Ленина в больших двухэтажных (бывших купеческих) домах сельсовет и правление колхоза.

Советский период истории только укрепил и развил основательность села. После открытия здесь в 1930-х годах месторождений цветных металлов начались промышленные разработки, было основано Юго-Конёвское вольфрамовое рудоуправление, построен на окраине целый посёлок — Горный (хотя жители продолжали называть его Конёвский рудник, даже и не зная географического или официального названия посёлка), продолжение села в сторону равнинных безлесных татарских земель. Горный как бы замыкал село по правомуберегу с юго-востока. Здесь были и двухквартирные коттеджи, и многоквартирные двухэтажки, конторы, магазины, медпункт, баня, гостиница, всё компактно и удобно жителям. Возле детского сада и школы, которые находились за посёлком, было удивительно чисто — ни заездов, ни скотины. Рудоуправление имело даже свой летний пионерлагерь — в селе Боёвка, на 80 детей, в бывшем лагере военнопленных австрийцев времён первой мировой войны. (это тоже отдельная история)

Рудоуправление органично сосуществовало с колхозом: излишки продуктов колхозники охотно продавали рабочим — не надо вести в город на базар. Обеспечивали себя молоком, мясом, овощами, хлебом. Скотину, несмотря на хрущёвскую политику налогообложения подворий, многие сохранили, хотя налоги были чудовищными. Да и равнинные черноземные угодья всё же земледелие, а не рудодобычу делали сельское хозяйство ведущей отраслью. Село объединило в 1950-м году ПЯТЬ основательно истерзанных военным лихолетьем колхозов (для интереса приведу названия: «Красное поле», «Заветы Ильича», «Красный доброволец», «Энергия красных партизан» и «Энергия» деревни соответственно Игиш, левобережная часть Ю-К, правый берег Синары, Трошково и Малое Трошково)! К середине 1950-х объединённое хозяйство считалось одним из лучших в Челябинской области и в числе первых колхозов-миллионеров Багарякского района. Так было до ликвидации колхоза после сентября 1957 года.

Храм

Духовным началом Юго-Конёво, как и любого села, всегда оставалась церковь. Стяжая духовные сокровища народа, сельские храмы являлись и культурными центрами, и носителями глубокой нравственной идеи. В церквях хранились книги, проводились службы и праздники, создавались школы грамоты и церковно-приходские классы.

Белокаменная красавица с небесно-голубыми куполами, золочёными крестами и малиновым звоном колоколов стояла на самом высоком и почётном месте — в начале Первомайской улицы со стороны Каслей, будто открывая «царские ворота» желанным гостям. Возвышаясь над селом, она не довлела над ним, а вселяла мир и покой.

По «Церковно-приходской летописи Николаевской церкви села Конёвского», она была заложена в 1819 году в честь Рождества Пресвятая Богородицы. Жрам расширялся и строился с ростом прихода. 8 мая 1839 года был освящён главный придел во имя Святителя Николая Мирликкийского Чудотворца. С той поры она стала именоваться Николаевской. Однако 11 октября 1888 года (900-летие Крещения Руси) она была вновь освящена в честь Рождества Пресвятая Богородицы. Примерно тогда же появилась широкая каменная ограда с ажурными железными решётками, что особенно — не с колючими пиками, а с овальным завершением всех фигур. До революции в селе работала церковно-приходская школа для девочек. Мальчики обучались в школах грамоты, а с появлением земств — в светских земских школах. В Конёвском приходе было три земские школы: в селе, в деревнях Игиш и Трошково.

Был у церкви до 1917 года и свой церковный дом, двухэтажный, каменный. Просторный, со светлыми окнами и большими залами, он стоял на противоположной стороне улицы, дверь-в-дверь с церковью. Построен он был из красного кирпича. Узорные обрамления дверей, окон, углов и карнизов, рельефно выступающих в общей кладке, придавал дому не жилой, а учрежденческий вид. Похоже и строился он не для жилья, а лишь в 1885 году на втором этаже стали жить два местных священника, а нижний заняла ЦПШ, но вскоре для священников церковь построила просторные деревянные дома рядом с храмом, на Первомайской.

Несмотря на всякие невзгоды, иконостасы в обоих приделах сохранились в том виде, в каком они пребывали в начале ХХ века. Приход храма составляли жители Юго-Конёво вместе с Трошковым, Малым Трошковым, Игишем, а позднее, в 30-40-х годах и рабочие посёлков Юго-Конёвского и Карасьевского рудников. С тотальным наступлением на религию коммунистической идеологии церкви разрушались одна за другой, здания храмов приспосабливались под склады, клубы, зернохранилища и даже МТС. И чем меньше оставалось церквей в регионе, тем больше становился Конёвский приход.

В большие праздники мужики обозами везли свои семьи из окрестных деревень в Ю-К, чтобы праздник христианский справить в православном храме. В сороковых — пятидесятых приезжали верующие уже со всех концов нашего края —
из Свердловска и Челябинска, Сысерти, Верхнего Уфалея, Каменска-Уральского и «атомных» городов. Не всё было гладко и в Конёвском храме, но парадокс жизни и беспощадная ирония судьбы не уберегла единственную выжившую при Советах церковь, но разрушила её другим способом.

Уникальный мост

В центре села, по Первомайской улице, через реку Синара, построен арочный мост. Кто-то когда-то назвал его «Остров любви». Меткое название сохранялось даже после выселения села. Но строился он не для красоты и забавы гуляющей молодёжи. Не только для соединения двух берегов одной реки, но и как часть дороги, которую начали строить в 1897 году от станции Баженово Тюменской железнодорожной ветки до станции Маук на Челябинской железной дороге. Трактовая дорога, частично (очень мало) сохранённая до наших дней проходила через сёла Мамино, Гаёво, Багаряк, Юго-Конёво, Тюбук и Касли. Для того времени тракт Баженово — Маук имел большое экономическое значение, сединив две железные дороги и отдельные территории нескольких крупных регионов Урала и Зауралья.

По сведениям «Церковно-приходской летописи Вознесенской церкви Багарякского села», по летописным документам Конёвской Николаевской церкви, каменные арочные мосты через реки Багаряк и Синара начали строить вместе с трактом и к 1 сентября 1899 года закончили работы. Мосты оборудовали железными обережами в каменных столбах на продольных предохранительных брустверах из камня. Приходится лишь удивляться тому, как вручную, без необходимой техники, менее чем за два сезона построены такие важные и крупные сооружения, ососбенно пятиарочный Багарякский мост.

При виде Конёвского моста для наблюдательного человека открывается одна маленькая хитринка технологии старинного мостостроения. Багарякский мост возводили от берега до берега — обычная схема строительства. Конёвский мост строился на правом берегу в котловане вблизи реки, но НЕ ЧЕРЕЗ РЕКУ. Когда мост был готов, конёвцы всем миром прокапывали каналы — от одного русла реки до моста по одной стороне, что ниже по руслу, и от моста до русла — по другой стороне. Затем убрали перемычки между руслом и каналом, а ненужную часть русла, между началом и концом канала, забутили камнем, завалили глиной с тальниковой чащей для связки. Образовалась своеобразная плотина от моста до левого берега, преградившая поток по родному руслу. Так люди «втиснули» реку в новое, рукотворное русло, пустив Синару под мост. Но река не очень-то смирилась с насилием. Укротить капризы Синары удалось лишь на время — когда она блаженствует под крышей льда или купается в лучаз летнего солнца. Даже в слабенькие весенние паводки при затяжных вёснах вода не просто размывала плотину. Своим мощным напором непокорная уральская река перекидывала через плотину в родное русло огромные льдины, устраивала ледяные заторы. Диву давались люди, глядя на буйный норов реки, когда она переполнена водой.

По материалам книги Геннадия Базуева «Заложники», Челябинск, «Рифей», 1997. ISBN 5-88521-130-2